Расширение Римской Африки и лимы III века



Расширение Римской Африки происходило вплоть до середины III века. При Траяне (?) лагерь легиона был перенесен из Тевесты (Тебессы) в Ламбезис (Ламбез), на 170 км дальше на запад. Перемещение было вызвано, очевидно, желанием вести более пристальное наблюдение за мятежными племенами Ореса. Этими же соображениями было продиктовано и строительство в 105 году крепости Ад Маджорес (Хеншир Бессериани). С тех пор массив был окружен сетью стратегических дорог и опорных пунктов, дополненных оборонительными сооружениями меньшего масштаба.

Правление Адриана и двух его преемников было, по-видимому, периодом закрепления и активной консолидации сил, тем более необходимой, что восстания берберов следовали одно за другим. При основании лагеря Гемеллы в 126 году лимы уже протянулись к югу от р. Джеди, а строительство лагеря Рапида (Сур-Джуаб), осуществленное четыре года спустя, свидетельствовало о стремлении римлян наладить эффективный контроль за мавританскими границами. Наконец, не исключается, что именно в этот период были сооружены большие участки fossatum. Впрочем это не более как предположение. С равным правом их можно, в частности, отнести к периоду правления Гордиана III или тетрархов.

Продвижение римлян возобновилось при Коммоде, и особенно при Северах, и продолжалось, очевидно, при Гордианах. Строительство лим, защищавших область Сиртов, было начато при Коммоде и в основном завершено при Септимии Севере. В Нумидии римляне, очевидно, ставили перед собой задачу занять территории, расположенные между шоттом аль-Ходна на севере и рекой Джеди на юге, но она так и не была выполнена до конца. Лимы Дусен-Садури, укрепленные самое позднее при Гордиане III, но скорее всего в более ранний период, и дорога Садури — аль-Гахра приблизительно намечают линию границы, которая затем поворачивает на северо-запад в направлении Бу-Саады. В Цезарейской Мавритании пограничная дорога была построена около 201 года (Э. Альбертини). С другой стороны, римские войска, по-видимому, активизировали деятельность разведывательных отрядов. Надпись, найденная в Агенебе (в пятидесяти километрах к юго-востоку от шотта Шерги), сохранила нам память о колонне, действовавшей на расстоянии более чем 400 км от ее баз (174 год). Были созданы более или менее отдаленные посты, например Бу-Нгем, Си-Аун, а также Кидамус (Гадамес) в Ливии, контролировавшие пути через Сахару. Из них наиболее изучен в настоящее время пост Кастеллум Диммиди (Мессад, в 80 км к юго-востоку от Джельфы), существовавший примерно с 198 по 238 годы и раскопанный Г. Ш. Пикаром.

Итак, в середине III века граница римских владений начиналась у Филеновых жертвенников, на рубеже с Киренаикой. Вначале она тянулась совсем близко от побережья, но, начиная от Большого Лептиса, отклонялась от моря и упиралась в обрывистую возвышенность, окаймлявшую прибрежную равнину с юга, охватывая таким образом полосу, наибольшая ширина которой не превышала 170 км. Далее она шла вдоль гор Матмата и Джебель-Тебаги до восточного берега озера Тритонис (шотт аль-Джерид). За Нефтой граница отклонялась на северо-запад, а затем поворачивала на запад, следуя параллельно Сахарскому Атласу, от которого отходила не более чем на 30 км. Миновав Сегиат-бинт-аль-Красс, она снова поворачивала на северо-запад в направлении Сиди-Аиссы, захватывая, следовательно, равнины Ходны. Затем она шла параллельно побережью вдоль южного склона Телльского Атласа, суживая зону оккупации до полосы шириной примерно в 120—130 км, которая все больше сужалась по мере приближения к Мулуе. Алжиро-марокканские Высокие Равнины оставались вне пределов римских владений. Несколько постов, например Меджедель, построенный в 148—149 годах, в 50 км на запад от Бу-Саады, или Джельфа, давали возможность осуществлять наблюдение за передвижениями кочевых племен. Впрочем, горные островки, расположенные в глубине занятой римлянами территории, практически оставались независимыми.