Северы и экспроприация племен



При Северах городская жизнь вновь получила мощный стимул. Став властителем мира, Септимий Север не забыл, что он уроженец Африки, и оказывал щедрые благодеяния городам Магриба, особенно же городам своей родной Триполитании. Он не только украсил Большой Лептис, но и предоставил ему права италийского города. Не зря горожане выбили на камне надпись, в которой благодарили за оказанную им «исключительную и божественную благосклонность». Колониальная политика императора, оттеснение берберских кочевников к Сахаре и увеличение поголовья верблюдов были чреваты крайне серьезными последствиями.

Септимий Север и его сыновья усилили борьбу против кочевничества, начатую Антонинами. Раньше огромные земельные просторы не обрабатывались из-за их засушливости, теперь же нашлось множество желающих разводить на них оливки. Африканец Тертуллиан с присущим ему темпераментом выразил общее убеждение, что стремление человека к деятельности не находит себе точки приложения. «День ото дня мир становится все богаче, а земля все более возделанной. Повсюду дома, повсюду люди, повсюду общины, повсюду жизнь. Что может служить более убедительным доказательством увеличения рода человеческого? Мы стали в тягость земле, на которой живем. Природа с трудом нас удовлетворяет, потребности наши становятся все более острыми. Из всех уст раздается одна и та же жалоба: «Земля становится для нас мала».

Чтобы расширить рамки римской колонизации, надо было вытеснить кочевников с тех земель, которые у них еще оставались. Уже не довольствуясь политикой «размещения», кочевников преследовали и изгоняли отовсюду, где их земля могла быть использована для земледелия. Продвижение лим в Триполитании, Нумидии и Мавритании явилось отражением этого курса, курса на насильственную экспроприацию земель. Лимы сдерживали берберов, которые не желали мириться с жалким оседлым существованием и оттеснялись к Сахаре, «несчастные, озлобленные и готовые к восстанию», как писал Ст. Гзелль.