Различия в положении частных лиц



В положении частных лиц было такое же большое различие, как и в положении общин. Только землевладельцы из числа ветеранов иммигрантов или туземцев пользовались правом гражданства. Мелкие торговцы, ремесленники и рабочие были низведены на положение проживающих иностранцев (incolae). Еще меньшими правами, чем incolae intramuri, обладали крестьяне, проживающие в деревнях. Статут жителя только в принципе был связан со статутом определенной общины, где он проживал. Император имел право возводить в высший ранг как перегрина, так и дуумвира. Таким образом, в руках правительства был стимул, напоминающий современную систему награждения орденами, которым оно умело пользовалось для поощрения соперничества и обеспечения нужной ему поддержки. Широко практикуя возвышение отдельных лиц, дававшее преимущество всей семье пожалованного, правительство расширяло с каждым поколением круг местных жителей, из числа которых оно черпало кадры для всех ступеней служебной иерархии, необходимые для романизации Магриба.

Империя никогда не делала попыток непосредственно управлять туземцами. Она предоставляла самую широкую инициативу, даже в области финансов и правосудия, общинным органам, в которых по-прежнему подвизались исключительно берберы. Каждый город жил своей жизнью под руководством выборных магистратов. Императоры, подавлявшие всю общественную жизнь в Риме, поощряли ее в провинциях, где она ускоряла процесс романизации. В городских общинах образовалась буржуазия, наследственно замещавшая магистратуру, интересы которой, совпадавшие с интересами римлян, достаточно гарантировали ее верность. Декрет, принятый при Антонине Пие (144 год) декурионами Салы (Шеллы-Рабата) в пользу М. Сульпиция Феликса, служит убедительным проявлением привязанности, которую умели внушить своим подопечным некоторые римские чиновники, впрочем отнюдь не всегда удостаиваясь за это благодарности правительства.

Случалось, что эта муниципальная буржуазия выдвигала из своих рядов высших сановников империи. Фибилис (Аннуна) был родиной обоих Антистиев, из которых один играл видную роль при Марке Аврелии, а второй стал зятем императора. В ту же эпоху житель Сикки Венерии (аль-Кефа) занимал положение, соответствующее должности министра финансов (procurator arationibus).

Оба Аттия, являвшиеся выходцами из Тубурбона Майуса (Хеншир Касба) и Ухи Майуса (Хеншир ад-Дуамес), завершили свою карьеру постами префектов претория, командуя войсками в Италии и заседая в высшем апелляционном суде. Первый африканец, ставший консулом, по крайней мере первый, о котором мы знаем, — уроженец Цирты Кв. Аврелий Пактумей Клемент был современником Веспасиана. Наконец, Септимий Север, африканец из Большого Лепсиса, достиг императорской власти (193 год).

Распространение культа императора и периодический созыв представителей городов на собрания, имевшие право высказывать пожелания, очевидно, создавали иллюзию слияния воедино победителей и побежденных и контроля со стороны управляемых над правителями.

Фактически же Рим опирался на муниципальную аристократию, чтобы развивать, совершенно не заботясь о нуждах местного населения, колонизацию Берберии.