Верхний палеолит



Верхний палеолит представлен в Северной Африке значительно более многочисленными стоянками, чем нижний палеолит, особенно если, по настоянию некоторых ученых (Р. Вофрей, А. Рульман), отнести к верхнему палеолиту «изобилующую» по всей стране атерийскую культуру, относимую другими исследователями к среднему палеолиту. Не следует думать, что обилие археологических данных помогло специалистам прийти к единым выводам. Скорее, наоборот. Один факт, однако, не вызывает сомнений: наличие двух археологических «провинций», представленных одна капсийским типом, вторая — муильским, бесспорно являющимся всего лишь «побочной фацией». Нельзя утверждать, что характерные для этих периодов орудия существовали абсолютно одновременно, но возможно, что они хотя бы частично совпадали во времени.

Капсийская культура ведет свое название от стоянок в районе Гафсы (латинской Капсы) на юго-западе Туниса, где Ж. де Морган впервые нашел орудия, свойственные этой культуре. Наиболее типичная для нее стоянка находится в аль-Мекта. Капсийская культура известна также под названием гетульской (П. Паллари), которое в настоящее время не употребляется. Она распространена на юге Туниса, главным образом в районе самой Гафсы, и на юге департамента Константина. Открытия последнего времени показали, что, вопреки принятой ранее точке зрения, южная граница капсийской культуры не совпадает с северной границей Сахары. По-видимому, начиная с верхнекапсийского периода капсийская культура распространилась по всему Магрибу. Следовательно, мы сталкиваемся в данном случае с явлением последовательной колонизации периферийных областей, которая с приближением неолита захватывает даже Сахару.

Капси является в основном периодом «раковинных куч». Так Латапье назвал искусственные холмики, высота которых почти никогда не превышает 10 м, а размеры, чрезвычайно различные, доходят до 50 м в ширину и 150 м в длину. Эти холмики состоят из скоплений золы, орудий труда, костей человека и животных, а главное, раковин моллюсков, которым они обязаны своим названием. Необходимо отметить, что такие же скопления встречаются в некоторых местах под скальными навесами, например в Абри Кларион, около Мулареса (юг Туниса). Эти всякого рода остатки представляют собой следы стойбищ или поселений далекого прошлого. Находимый в них инвентарь характеризуется появлением микролитов правильной геометрической формы и микрорезцов, количество которых увеличивалось по мере развития капсийской культуры. В некоторых областях раковинные кучи расположены необычайно густо. Латапье, например, отыскал 42 кучи в радиусе 30 км вокруг Тебессы и Дебружа, на дороге из Корнея в джебель (горы), а Форта обнаружил там же 6 куч на расстоянии 12 км. По всей Северной Африке можно насчитать несколько сот, если не тысячу раковинных куч.

Если в отношении нижнего палеолита установлено типологическое соответствие инвентаря, найденного в Северной Африке и Западной Европе, то характерные черты капсийской культуры не прослеживаются на северных берегах Средиземного моря. Высказанная в свое время гипотеза о происхождении ориньякской культуры от капсийской сейчас отвергнута наукой. Типичные для капси орудия, то есть орудия нижнекапсийского периода, нигде не найдены поблизости от моря, а следовательно, не могли быть перенесены в Сицилию и Италию. Что касается происхождения капсийской культуры, то, по мнению Р. Вофрея, ее корни следует искать в Египте. Но установленное археологами хронологическое совпадение капсийской культуры с себильской в районе Асуана не настолько достоверно, чтобы позволить перейти от предположений к полной уверенности.

За исключением области орано-алжирских Высоких Равнин, где от мустьерского или атерийского периода произошел непосредственный переход к неолиту, та часть Северной Африки, которая миновала капси, то есть ее приморская полоса, пережила период муильской культуры. Впервые орудия этого типа были обнаружены в 1908 году в местечке Муила, поблизости от Марнии, в западной части департамента Оран. Однако термин «муильская культура» употребляется редко. Раньше, по предложению П. Паллари, предпочитали называть эти орудия иберо-маврусийскими, а сейчас в соответствии с классификацией А. Брейля — оранскими.

Памятники этой культуры, «как бы скудны они ни были» (Р. Вофрей), несомненно соответствуют развитому капси. Они действительно очень близки к орудиям верхнекапсийского периода, от которого отличаются лишь «почти полным исчезновением больших и средних остроконечников с притуплённой закругленной спинкой и крайней малочисленностью микролитов геометрической формы» (Р. Вофрей). Наоборот, маленькие пластинки со стесанным краем составляют главную массу инвентаря. Следовательно, можно сделать вывод, что постепенно капсийская «цивилизация» захватила всю или почти всю Берберию и типичные для нее орудия вытеснили орудия среднего палеолита, находимые непосредственно под муильским инвентарем. В настоящее время ученые единодушно отвергают наличие археологических связей между этой культурой и находками в Испании, что подчеркивалось самим названием «иберо-маврусийская».

Разумеется, не представляется возможным точно датировать хронологические рамки периода возникновения и развития капсийской культуры. Можно, однако, установить, что она появилась значительно позже конца последнего оледенения, которое Гир относит приблизительно за 14 тысяч лет до н. э., но раньше неолита, совпадающего с додинастическим периодом в Египте, закончившимся около 3500 года до н. э. Следовательно, мы не ошибемся, если скажем, что наибольшая часть верхнего палеолита Северной Африки относится к периоду между 10 тысячами и 5 тысячами лет до н. э.

На протяжении этого длительного времени климат постепенно становился все суше, пока не стал почти таким же, как и в наше время. Тем не менее на земле Магриба по-прежнему в изобилии водились слоны, буйволы, газели, носороги, страусы. В ту пору деятельность человека, несомненно, заключалась еще главным образом в собирательстве и охоте. Однако люди Мешта аль-Арби относятся уже к группе homo sapiens. Они еще не знали домашних животных, но уже проявляли известные эстетические наклонности, о чем свидетельствует геометрическая форма их инвентаря, рисунки на скорлупе страусовых яиц, например изображение быка, найденное на уэде Менгуб (около Улед Джелаля в департаменте Константины), просверленные раковины, употреблявшиеся в качестве украшений.

Первобытные обитатели Магриба селились обычно поблизости от уэдов или источников. Их поселения, где они вели оседлый образ жизни, встречаются даже в горах, как это показывают открытия А. Рульмана в Среднем Атласе.