Изображения животных и людей



Наибольшие разногласия вызывает первая наиболее древняя группа изображений. Для установления их возраста нам недостает тех элементов, какие использовал, например, А. Брейль при классификации французских и испанских рисунков периодов ориньяка, мадлена и солютре, находившихся в культурных слоях этих периодов, среди точно датированных остатков фауны и инвентаря. Изображения животных в Берберии не позволяют сделать такие же точные выводы о времени, к которому относятся эти рисунки, как, например, во Франции, так как магрибская фауна претерпела сравнительно мало изменений. Наконец, инвентарь, находимый поблизости от наскальных рисунков, не может служить серьезным основанием для их датировки, так как обычно принадлежит к различным периодам и зачастую не имеет к рисункам никакого отношения.

Однако в Южном Оране рисунки неизменно соседствуют с остатками неолита капсийской традиции, «при отсутствии орудий всех остальных периодов верхнего палеолита, мезолита или неолита» (Р. Вофрей). Возможно, дальнейшие исследования покажут, что это совпадение не случайно.

Наиболее типичным является изображение bubalus antiquus с огромными рогами, жившего в конце плейстоцена. Г. Б. Фламан, связывающий исчезновение этого животного с наступлением пустыни, усматривает в этих рисунках доказательство того, что наскальная живопись относится к эпохе неолита. Но ведь bubalus (буйвол) мог, подобно слону, продержаться и до более позднего времени. Изображения слонов очень многочисленны, но ведутся споры, имеем ли мы дело с древним elephas atlanticus или современным видом elephas africanus, который жил в Африке начиная с плейстоцена и до полного уничтожения в эпоху римской цивилизации. На рисунках изображены также антилопы, львы, пантеры, жирафы, страусы, а также домашние животные, особенно бараны с круглым предметом на голове, напоминающим диск Барана Амона. Объяснить происхождение этой эмблемы, фигурирующей, кроме того, на изображениях крупного рогатого скота, не так просто, и до сих пор не установлено, следует ли считать ее символом солнца. Вопрос о происхождении культа барана также еще не разрешен. Некоторые исследователи отождествляют его с фиванским богом, и Р. Вофрей говорит в этой связи о «производном культе». Другие считают, что баран, изображенный в наскальной живописи Сахары, «не имеет ничего общего с богом Амоном, еще в то время не родившимся» (Г. Жермен), и полагают, что культуры Египта и Магриба имели какой-то общий источник.

На некоторых рисунках животные изображены группами. Наибольший интерес представляют сцена боя древних буйволов из Аль-Риша (к югу от Афлу) и изображение кабана, преследуемого львами и шакалами, найденное в Кеф-Мисиуэре.

Некоторые изображения людей имеют большое историко-документальное значение. Люди эти, судя по рисункам, несомненно носили фаллические футляры и одежды из звериных шкур; одни отмечали своих вождей короной из перьев, несомненно являвшейся привилегией знати; другие украшали себя ожерельями и браслетами. Тело свое они красили охрой. В качестве оружия применяли лук, стрелы, бумеранг и щит.

Среди наскальных изображений человека наиболее замечательным с источниковедческой точки зрения является, конечно, рисунок человека из Ксар аль-Ахмара (близ Жеривиля в Южном Оране), размахивающего предметом, в котором нетрудно узнать топор из полированного камня.