Карфагенские колонии



Привилегированное положение карфагенской гавани, связанной с двумя бассейнами Средиземного моря, предопределило роль Карфагена в международной торговле. Он методически использовал все преимущества своего географического положения. Будучи законным преемником финикийской колонизации на Западе, Карфаген унаследовал ее торговые фактории и сумел умножить это наследство. Он не особенно стремился к распространению своего политического господства на внутренние районы и даже в самой Африке довольствовался сравнительно скромным хинтерландом. Но Карфаген обеспечил себе контроль над средиземноморским и атлантическим побережьями Берберии, южной Испании и необходимыми ему перевалочными пунктами в западной части Средиземного моря: над Мальтой и соседними островами, Западной Сицилией, Южной Сардинией, Балеарами. Если ему не удалось вытеснить греков из Сицилии и с берегов Италии, Галлии и Испании и если, как сообщает Аристотель, карфагеняне были вынуждены капитулировать перед этрусками и одно время вести переговоры с римлянами, то они во всяком случае создали систему «опорных» пунктов, составлявших в совокупности настоящую империю.

Итак, Карфаген обладал многочисленными колониями, расположение которых позволяло использовать их одновременно и как рынки и как гавани. Это были: в Африке — Эмпории Сиртов, Большой Лептис (Лебда) и Такапы, или Такапас (Габес); ливо-финикийские порты: Тапс (Рас-Димас), Малый Лептис (Лемта), Гадрумет (Сус), Клупея (Келибия), Утика (Утик), Гиппон-Диаррит (Бизерта); к западу от мыса Бугарун: Гиппон-Регий (Бон), Русикада (Филиппвиль), Салды (Бужи), Русукуру (Деллис), Русгунии (Матифу); Икосиум (Алжир), Иол (Шершель), Гунугу (Куба де Сиди-Брахим), Картены (Тенес); на Атлантическом побережье: Лике (Тшемиш, около Лараша) и колонии Ганнона; в Испании: Гадес (Кадис), Малака (Малага), Секси, Абдера (Адра); в Сардинии: Фарос (Торре ди Сан-Жованни), Сулки (Сант-Антиоко), Нора (Сант-Эфизио), Каралис (Кальяри), Ольвия (Терранова); в Западной Сицилии: Панорм (Палермо) и Лилибей (Марсала).

Если некоторые колонии, в частности Большой Лептис, Утика, Гадес, сохраняли известную независимость, то остальные Карфаген откровенно подчинил своему господству. Не останавливаясь перед тем, чтобы в трудные для него периоды переселять целые народы и облагать их непрестанно возраставшими поборами, Карфаген препятствовал какому бы то ни было прогрессу других портовых городов, оберегая торговую монополию своих судовладельцев.