Город и порт Карфаген



О Карфагене мы знаем только из работ греческих и латинских авторов, посвященных в основном войнам с Сиракузами и Римом. Сами же карфагеняне не оставили после себя законченных исторических сочинений, которые можно было бы сопоставить с трудами эллинов и римлян. В силу этого обстоятельства возникла традиция, издавна противопоставляющая чистосердечие римлян двуличию пунийцев. О культуре Карфагена письменные источники дают еще меньше сведений, а погребальный инвентарь только частично удовлетворяет нашу любознательность.

Трудно, конечно, надеяться, что когда-нибудь можно будет представить себе вид пунической столицы в целом (если не считать Colonia Julia, макет которой сумел создать Ш. Сомань), но по всей вероятности при систематических раскопках мы смогли бы узнать об облике Карфагена значительно больше, чем знаем в настоящее время.

Расположение могил и святилища докарфагенского периода, раскопанных П. Сэнта на побережье Саламбо, свидетельствует о том, что древнейшая часть города находилась на самом берегу моря, у подножия холма, известного под названием Бирса или Сен-Луи. Постепенно город разросся по побережью и склонам возвышенности. Если даже он никогда не насчитывал 700 тысяч жителей, приписываемых ему Страбоном, то во всяком случае по тому времени это был значительный город. В ходе недавних раскопок было найдено несколько домов и, очевидно, остатки городской стены, в частности ее западной части.

В период третьей пунической войны Карфаген обладал грозной защитой в виде крепостных стен протяженностью 34 км, вздымавших свою девятиметровую толщу на высоту 13 м. Местность просматривалась из сторожевых башен, отстоявших на расстоянии 59 м друг от друга. Между гаванью и Бирсой находилась агора. Отсюда к храму Эшмуна подымались три улицы, на которых жались друг к другу шестиэтажные дома. В северной части города на холме Одеон находились кладбища, тянувшиеся в направлении к Дермешу, Дуимэ и Сэнт-Моник. За ними по направлению к Сиди-бу-Саиду широко раскинулось предместье Мегара.

Двойная гавань, где билось торговое сердце Карфагена, долгое время оставалась для археологов загадкой. Глядя на две большие поблескивающие на солнце лужи воды, лежащие на севере, между Саламбо и Дермешем, трудно представить, что одна из них, по описанию Аппиана, некогда представляла собой огромный прямоугольный бассейн, сообщавшийся с морем и предназначавшийся, несомненно, для нужд торговли, а вторая — кругообразный бассейн, обнесенный двумя стенами, где вокруг островка Адмиралтейства стоял на якоре военный флот. И тем не менее именно здесь, в середине прошлого века, Бёле обнаружил, как он считал, основные детали плана расположения обеих искусственных гаваней (Кофон).

Но розыски местонахождения этих гаваней продолжались. Их искали в открытом море, в заливе Крам, у подножия холма Бордж-Джедид, в Тунисском заливе. И немалая ирония заключается в том, что после полувековых раскопок и ученых споров один из последних и наиболее компетентных исследователей — Ст. Гзелль вернулся к гипотезе Бёле.