Вторая пуническая война; италийская кампания



Рим строил свои планы без учета военного гения Ганнибала, который только и ждал разрыва, чтобы осуществить свой план наступления. Баркид форсировал Эбро и с войском, насчитывавшим 50 тысяч пехоты, 9 тысяч всадников и 37 слонов, перешел через Пиренеи (июнь 218 года до н.э.), в конце августа форсировал Рону, поднялся по ее течению до слияния с Изером, а для перехода через Альпы избрал дорогу, менее других охранявшуюся римлянами. Еще сейчас продолжают спорить, каким путем шел Ганнибал, — то ли рядом с Малым Сен-Бернаром, то ли через долину Арка и Мон-Сени, то ли через нижний Изер и Мон-Женевр. Поход бы исключительно тяжелым, особенно для всадников и обоза. Пять месяцев спустя после начала похода, из которых пятнадцать дней занял переход через горы, карфагенская армия в составе всего лишь 12 тысяч африканцев, 8 тысяч иберов, 6 тысяч всадников и 21 слона вышла к землям тавринов в долине По (конец сентября 218 года до н.э.).

Ганнибал решился подвергнуть своих солдат столь тяжким испытаниям в надежде найти союзников в Северной Италии, где основание колоний Плаценции и Кремоны уже послужило поводом для восстания бойев, и создать коалицию против Рима.

До сего времени римские консулы терпели одну неудачу за другой. П. Корнелий Сципион, вынужденный отказаться от преследования карфагенян в долине Роны и отправивший свои легионы из Массилии в Испанию, возглавил цизальпинскую армию. Он форсировал По, но к западу от Тицина был опрокинут нумидийской конницей и поспешно отступал вплоть до окрестностей Плаценции за Требией. Это авангардное сражение нанесло серьезный удар по престижу римлян. Галльские солдаты переходили из римских легионов к противнику, а инсубры заключили союз с карфагенянами.

Военный гений Ганнибала принес ему еще более блистательные победы. В середине зимы он сбросил в Требию легионы Семпрония и Сципиона, перебив или потопив в реке три четверти всех солдат неприятеля. Эта победа и активная пропаганда значительно расширили район восстания галлов. В мае 217 года до н. э. Ганнибал с трудом переправился по размытым дорогам через Апеннины, поднялся по долине Арно и, оставив влево от себя Арреций, где стояла армия консула Фламиния, направился к Перузии. У него оставался всего один слон. Фламиний, не дожидаясь второго консула — Сервилия, находившегося в то время в Аримине, решил преследовать Ганнибала и попался, как в мышеловке, в узкой долине между Тразименским озером и окружавшими его с севера холмами. Там он был убит вместе с 15 тысячами своих солдат. Еще 15 тысяч были взяты в плен. Римлян Ганнибал оставлял в плену, а их союзников отпускал, искусно выдавая себя за поборника свобод италийских народов.

Пройдя Умбрийские Апеннины, карфагенская армия вступила в Пицен, покоренный всего лишь полвека назад. Там она нашла провиант и союзников. Затем карфагеняне, очевидно, попытались поднять марсов, марруцинов и пелигнов, но Рим назначил диктатором бывшего соперника Фламиния — Квинта Фабия Максима, сторонника ведения войны на истощение. При его приближении Ганнибал передвинулся на равнину Давний, а оттуда в Кампанию, где его армия содержалась за счет местного населения. Фабий преследовал Ганнибала по пятам и чуть было не взял его. Но терпеливая и пассивная тактика «кунктатора» утомила римлян. Народ, убежденный в том, что вышедшая из плебса знать заодно с аристократами стремится к бесконечному затягиванию войны, избрал вторым консулом, в противовес Эмилию Павлу, «нового человека», пламенного оратора Теренция Варрона.

Ганнибал вышел на равнины Апулии и захватил военные склады в Каннах. Римская армия, численностью, очевидно, около 80 тысяч человек, расположилась неподалеку от него. Варрон, вопреки воле Эмилия, завязал сражение, по-видимому, на правом берегу реки Ауфида (август 216 года до н. э.). Ганнибалу, у которого было вдвое меньше солдат, удалось окружить противника. Эмилий и 45 тысяч римлян были убиты, 20 тысяч — взяты в плен. Остатки римской армии под покровом ночи бежали в Канузий. Варрон спасся бегством, но сенат счел уместным встретить его с почестями.

Трудно сказать, почему Ганнибал не попытался использовать свой успех. Он, несомненно, считал осаду Рима невозможной, но надеялся, что сенат пойдет на соглашение. Но ничуть не бывало. Правда, битва при Каннах повлекла за собой отпадение от Рима некоторых из его союзников, в частности Капуи в Южной Италии, а после смерти Гиерона Карфаген смог значительно расширить сферу своего влияния и в Сицилии. Но центральная Италия сохраняла спокойствие, и никакая средиземноморская коалиция не угрожала судьбам Рима.

С этого момента эпопея превращается в авантюру и начиная с 213 года до н. э. могущество Ганнибала постепенно рушится. Через два года римляне навсегда вытеснили карфагенян из Сицилии. Капуя капитулировала и была жестоко наказана. Корнелий Сципион завоевал Андалузию и лишил Карфаген главной его артерии (208—207 год до н. э.). Этим был предрешен исход войны. Немного позднее Гасдрубал, приведший брату подкрепления, потерпел поражение и был убит в битве на Метавре (июнь—июль 207 года до н. э.). Ганнибалу не оставалось ничего иного, как стать лагерем в Бруттии, где на него не решались напасть.