Финикийцы в Берберии



О начале финикийской колонизации, со времени которой Берберия фигурирует в истории, мы знаем только из малодостоверных преданий. Если верить им, то еще в XII веке до н. э. жители Тира основали фактории на африканском побережье: Утику — в 1101 году до н. э. на западном берегу Тунисского залива и примерно в это же время на атлантическом побережье Марокко — Лике, двойник Гадеса (Кадиса), основанного по преданию в 1110 году до н.э. Маловероятно, однако, чтобы финикийцы приступили к основанию этих отдаленных поселений, не обеспечив себя предварительно стоянками, которые при тогдашнем уровне мореплавания были необходимы им через каждые 30—35 километров пути. Может быть, прав П. Сэнта, когда утверждает, что в античных источниках не всегда достаточно четко разграничены две фазы финикийской колонизации — фаза исследования, связанная с нерегулярной и сравнительно примитивной торговлей, и фаза колонизации в собственном смысле этого слова, для которой характерно основание постоянных факторий.

Если в последние века II тысячелетия до н. э. финикийские мореплаватели и доходили до Атлантического океана, привлекаемые, с одной стороны, золотом Судана, а с другой — серебром Испании и оловом Касситерид (страна Ваннет?), путь к которым лежал через Таршиш или Тартесс у устья Гвадалквивира, то финикийская колонизация, по-видимому, очень медленно продвигалась с востока на запад. Обосновавшись сначала на берегах Сиртского залива, финикийцы, несомненно, утвердились в Карфагене, прежде чем приступили к основанию настоящих колоний. Так позволяет думать предание, дошедшее до нас благодаря Диодору Сицилийскому и подтверждаемое тем фактом, что до сих пор на алжиро-марокканском побережье не было найдено ни одного пунического погребения древнее V или самое большее конца VI века (в Типасе, в 70 км к западу от Алжира).