Тапс



Цезарь, однако, не отказался от своей трудной задачи. Проведя девять месяцев возле Клеопатры в Египте, где он с трудом справился с восстанием (октябрь 48 — июнь 47 годов до н. э.), а затем, одним сражением положив конец беспорядкам на Востоке (2 августа 47 года до н. э.), он возвратился в Рим, чтобы прекратить волнения среди населения и легионеров.

После кратковременного пребывания в Риме Цезарь решил направиться в Африку с десятью легионами, то есть с силами, равными по численности войскам Сципиона. В борьбе против Юбы он мог рассчитывать на поддержку мавританских царей — Богуда и Бокха младшего. Кроме того, неожиданно появилась перспектива решительной помощи со стороны италийского кондотьера П. Ситтия, который после скандального банкротства счел за благо удалиться в Мавританию, где ввязался в гражданскую войну на стороне цезарианцев.

Цезарь обладал превосходством, на море. С половиной своих войск он беспрепятственно доплыл до Африки, но из-за бури смог высадить на берег близ Гадрумета только 3 тысячи пехоты и 150 всадников (28 декабря 47 года до н. э.). С такими незначительными силами нельзя было рассчитывать взять город, и Цезарь предпочел отойти сначала к Малому Лептису (Лемта), а затем к Руспине (несомненно, Хеншир-Тенир невдалеке от Монастира), где и разбил лагерь. Сражение должно было произойти на суше, что было невыгодно для цезарианцев, нерегулярно получавших подкрепления.

Им предстояло встретиться с опасным противником. Помпеянцы располагали сильной конницей; ею командовал их лучший офицер Лабиен. В первом же сражении он окружил войска Цезаря, которому только благодаря смелому маневру удалось выйти из кольца. Сципион надвигался на Цезаря с восемью легионами. Юба также выступил, но неожиданное нападение Бокха и Ситтия, закончившееся захватом Цирты, заставило его повернуть вспять.

Помпеянцы осадили Цезаря в Руспине, где снабжение его войск было чрезвычайно затруднено. Наконец, флот доставил ему подкрепления, и численность его войск достигла 33 тысяч человек. Теперь он уже мог думать о наступлении. Цезарь начал свертывать лагерь, имея в виду разместить войска на краю плато, возвышавшегося над восточным краем равнины Узитты (в 8 км к юго-западу от Руспины), на которой стояла армия Сципиона, подкрепленная тремя легионами Юбы. Цезарь считал себя достаточно сильным, чтобы продвинуть свой авангард к Аггару (возможно, близ Ксур ас-Сафа, в 10 км к юго-западу от Махдии и в 34 км к юго-востоку от лагеря Цезаря), где его беспокоила конница Лабиена, и предпринимать отдельные вылазки. Четыре месяца прошло после высадки на африканский берег, а Цезарю все еще не удавалось заставить Сципиона принять бой в открытом поле.

Неожиданно Цезарь снова снялся с места и расположился у Рас-Димаса близ Тапса (ночь 4 апреля 46 года до н. э.). Эта позиция была крайне опасной, так как помпеянцы могли закрыть оба перешейка, ведущие к мысу, но Цезарь решил именно отсюда методически вести наступление на врага.

6 апреля он двумя атаками разгромил неприятеля. Первая атака, возникшая произвольно, помимо приказа Цезаря, была направлена против стоявшей на севере армии Сципиона и быстро обратила ее в бегство. Цезарь возглавил вторую атаку, в южном направлении, против лагерей Афрания и Юбы, которыми овладел почти без боя. Несмотря на его старания предотвратить резню, солдаты рубили направо и налево. Помпеянцы потеряли 10 тысяч человек, цезарианцы — только 50. Почти одновременно Ситтий разбил армию под командованием одного из наместников Юбы, защищавшую Нумидию.