Борьба Карфагена за жизнь



Послы пунийцев, потрясенные решением сената, опасались мятежа. Но случилось нечто худшее. Приговоренный к смерти, город решил дорого продать свою жизнь. На протяжении трех лет он, подобно затравленному зверю, сопротивлялся преследователям с упорством, не предусмотренным планами сената. Когда римская армия подошла к Карфагену, городские ворота оказались запертыми, а крепостные стены усеянными метательными снарядами. Консулы приняли этот взрыв отчаяния всего лишь за дурное настроение.

Они предложили заключить на тридцать дней перемирие, чтобы дать страстям улечься.

Город тем временем был охвачен порывом героизма и самопожертвования. Борьба велась не только за материальные интересы, но и за идею. Были мобилизованы все ресурсы. По преданию, женщины даже жертвовали своими волосами, из которых плели веревки для катапульт. Ежедневно изготовлялось 140 щитов, 300 мечей, 500 пик и тысяча стрел для катапульт. Но самое главное — это народ, который поднялся против сенаторов и взял дело национальной обороны в свои руки.

Когда консулы поняли, что дело принимает дурной оборот, они обратились было к Масиниссе, который был недоволен Римом, но затем решили действовать самостоятельно. Один из них предпринял неудачную попытку засыпать рвы перешейка, второй штурмовал крепостные стены, возвышавшиеся над Тунисским озером, но столь же безуспешно. Они заручились, однако, союзом с Гадруметом (Сусом), Тапсом (Рас-Димас, к северу от Махдии), Малым Лептисом (Лемтой) и Ахуллой (Ботрия), но Гиппон-Диаррит (Бизерта), Клупея (Келибия) и Неаполь (Набёль) остались на стороне Карфагена.

К этому времени Гасдрубал — полководец, разбитый Масиниссой в 150 году до н. э., занял холм Неферис (в 30 км к юго-востоку от Карфагена), контролирующий дорогу на Малый Сирт, а конница Фамея не давала покоя римской армии. Консулы направили военного трибуна Сципиона Эмилиана к Масиниссе с новыми просьбами о помощи. Но к моменту его прибытия Масинисса умер (148 год до н. э.). Сципион Эмилиан узнал, что он доверил ему решение вопроса о престолонаследии. Сципион решил его в интересах Рима, расчленив натрое власть, которая в руках выдающегося нумидийца стала опасной. Возможно, именно Сципиону Рим обязан также изменой Фамея, с которым Сципион был связан. Во всяком случае, молодой трибун проявил свое превосходство над бездарными римскими военачальниками.

Консулам 149 и 148 годов задача борьбы с Карфагеном также оказалась не по плечу. Они терпели поражения в битвах с союзными городами и не смогли помешать Гасдрубалу возвратиться в Карфаген, в котором он занял руководящее положение. Карфагенская дипломатия искала себе союзников среди мавров и нумидийцев. Тогда Рим решил возложить командование на единственного человека, который проявил себя достойным поставленной задачи — на Сципиона Эмилиана. Он был назначен консулом, хотя ему исполнилось всего 38 лет, то есть недоставало пяти лет до предусмотренного законом возрастного ценза. Рим доверил ему Африку, не прибегая к жеребьевке, предоставил в его распоряжение все контингенты войск и наделил всеми полномочиями, которых он потребовал.